January 13th, 2016

Каталы

По интернету со страшной силой разошлось интервью "умнейшего из умнейших" немецкому журналу Bild. Цитаты из этого интервью ватники растащили по всем сайтам (я даже на русскоязычном ИЗРАИЛЬСКОМ сайте умудрилась полаяться с одним таким поцриётом). Само интервью я не читала--меня уже ОЧЕНЬ давно не интересует, что еще может сказать этот престарелый шпаненок. Но я пробежалась глазами по вопросам немецких журналистов (Господи, ну о чем ЕЩЕ можно спрашивать ЭТОГО...). Пробежалась и удивилась их бесхребетности и вялости.
Но газета
Московский комсомолец восстановила реноме немцев. Как оказалось, существует ДВА варианта вопросов (при одном варианте ответов) этого интервью: русский и немецкий.
Русский вариант вопросов подвергся принудительной кастрации--ну, чтоб народ, интервью лидера читающий (а он читает?), видел, с каким пиететом и любовью к ВладиВладимырычу немчики относятся...
Однако, все не так, как выглядит.

Кремль отредактировал интервью Путина Bild, лишив его острых вопросов
Мы сравнили русский и немецкий варианты текстов

Интервью Владимира Путина, опубликованное на сайте Bild, отличается от его варианта, выложенного на сайте Кремля. В русскоязычном варианте оно более комплиментарно, в немецком же вопросы российскому президенту сформулированы более остро.
Интервью, взятое на новогодних праздниках, публиковалось двумя частями, при этом расхождения начинаются уже с первого вопроса немецких журналистов Путину.
В русском варианте он звучит следующим образом: «Мы только что отметили 25-летие с момента окончания «холодной войны». За прошедший год во всём мире наблюдалось большое количество войн и кризисов, такого долгие годы не происходило. Что мы сделали неправильно?».
Немецкий текст не содержит никакого признания вины европейцев: его последняя фраза в дословном переводе звучит как «Что так страшно пошло не так в отношениях между Россией и Западом?»
Значительное расхождение наблюдается и в разговоре про Крым, когда журналисты спрашивают Путина о том, стоит ли полуостров сотрудничества с Западом.
Если в русском тексте на уточняющий вопрос Путина «Что Вы подразумеваете под словом «Крым»?» журналист коротко отвечает «изменение границ», то в немецком реплика более развернута: «Односторонний сдвиг границ в Европе, устройство которой базируется особенно на уважении национальных границ». В русском тексте фрагмент о «европейском миропорядке» дан ниже и без упоминания об «одностороннем сдвиге».

Русский текст отличается от немецкого во всей «крымской» части. Эффектная реплика Путина «Для меня важна не территория и не границы, а судьбы людей» у Bild предваряется фразой журналистов о «бесцеремонно брошенном (Россией — ред.) вызове», которой на сайте Кремля нет.
Похожим образом дело обстоит и с репликой Путина, сравнившего ситуацию в Крыму с ситуацией в Косово. В русском варианте президент спрашивает журналиста, каким образом мир принял заявление Косово о своей независимости, и получает в ответ короткую реплику «После войны?». Немецкий ответ куда более развернут: в нем интервьюер напоминает, что «сербское центральное правительство вело войну против косовских албанцев и изгнало их тысячами. Это разница».

Любопытные расхождения наблюдаются и в вопросе о Минских соглашениях и Конституционной реформе на Украине. Если в русском варианте речь идет о конституционной реформе, которая «должна была быть проведена после того, как будут прекращены все боевые действия», то в немецком говорится о стрельбе друг в друга, которую ведут «силы центрального правительства» Украины и «поддерживаемые Россией сепаратисты».
Смягчен и один из последних вопросов первой части интервью. В русском варианте опущена реплика журналистов о том, что Ангела Меркель «взяла на себя обязательства расширить санкции против России».

Во второй части интервью наблюдается та же проблема. Если в тексте Bild в вопросе о сотрудничестве с «большой восьмеркой» говорится о том, что «международное сообщество в настоящее время поставило Россию практически вне закона», то в русском варианте у Путина спрашивают «Господин Президент, Вы будете предпринимать какие то шаги по восстановлению формата «большой семёрки» в формат «большой восьмёрки»?»
Заодно опущен вопрос о том, «какую боль» причинило Путину то, что он больше не может посещать G8.

Так же сайт Кремля обошелся и с немецкой репликой о Бараке Обаме. В русском варианте она звучит нейтрально: «Как Вы восприняли слова американского Президента о России как региональной державе?» В немецком же использованы слова Обамы о России с глаголом со значением «высмеивать» или «издеваться».
Не обошлось без расхождений и в части вопросов по Сирии. Если на немецком журналисты говорят о том, что Башар Асад «несет ответственность за десятки тысяч убитых, и это бесспорно», то на русском реплика куда мягче: «Президент Сирии Асад наносит удары по собственному населению».
Также в русском варианте журналисты говорят о том, что в Сирии «мы боремся с общими вызовами», тогда как в тексте Bild этой фразы нет.
Расхождения наблюдаются даже в последней фразе интервью. На сайте Кремля журналисты благодарят Путина «за прекрасный и очень подробный разговор», а в Bild ограничиваются фразой «Спасибо за это интервью».
Установить, какой текст — русский или немецкий — ближе к оригиналу, невозможно: на сайте Bild есть лишь видео, где сами вопросы вырезаны, а оставлены только ответы Путина.

Яков Полонский (МК)


P.S. МК опубликовал статью Якова Полонского до того как Bild выложил распечатку интервью Путина. Предлагаю угадать с трех раз какой вариант вопросов в интервью (русский или немецкий) ближе к оригиналу.

Мир мифов Путина

Яблочко к яблочку, как говорится. В продолжении к моему утреннему посту.
Русская служба
ВВС тоже прокомментировала интервью Путина Bild. Разгромно прокомментировала. Права была тетушка Меркель, когда вроде как говорила Обаме, что Путин "живет в другом мире" и она не уверена, что он "сохранил контакт с реальностью"...
А это уже из области психиатрии...


Мир мифов Путина в интервью немецким журналистам
Юри Вендик
Русская служба Би-би-си
Интервью Владимира Путина изданию Bild, опубликованное во вторник полностью сразу в трёх вариантах, заставляет вновь задуматься, какими представлениями о мире и истории руководствуется президент России.
Когда Путин повторяет старые, давно разобранные и опровергнутые мифы вроде "обещания Запада не расширять НАТО" либо крайне произвольные трактовки разных аспектов международных отношений перед российской аудиторией, многие комментаторы стараются объяснить это стремлением подстроиться под эту аудиторию. Точнее, старались до недавнего времени.
Но когда президент России воспроизводит те же мифы и трактовки в разговоре с европейскими журналистами, в интервью, предназначенном для европейцев, это укрепляет давно возникшие опасения, что руководитель российского государства и вправду верит во многое из того, что говорит. А это многое имеет мало отношения к реальности.
Путин начинает интервью - его опубликовали Кремль на русском языке, а Bild на немецком и английском - с несколько раз повторенного в последние годы Путиным и другими российскими политиками утверждения, что западные политики в начале 90-х будто бы обещали советскому руководству не расширять НАТО, а потом вероломно нарушили обещание.
"Это говорил тогдашний генеральный секретарь НАТО, гражданин Федеративной Республики господин Вернер, насколько я помню", - сказал Путин, а затем показал журналистам стенограмму бесед с советским руководством другого политика из ФРГ, Эгона Бара. Тот, согласно этим советским документам, говорил о необходимости создать в Европе новый союз и недопустимости расширения НАТО.
То ли Бейкер, то ли Вернер.
По другой версии, также звучавшей из уст российских политиков, обещание не расширять НАТО давал Михаилу Горбачёву госсекретарь США Джеймс Бейкер.
Эгон Бар был очень авторитетным немецким политиком, но в тот период, в начале 1990 года, он был депутатом Бундестага и возглавлял комиссию по объединению ФРГ и ГДР и не мог говорить от имени столь большого альянса, как НАТО. То были лишь его рассуждения.
Выступления генсека НАТО Манфреда Вернера в 1990 году легко найти и прочитать. Вернер в том году посещал и Москву, и Прагу, и Варшаву, и много говорил, например, о новой архитектуре безопасности с упором на СБСЕ (ныне ОБСЕ).
В то же время генсек НАТО никак не принижал роль вверенной ему организации и нигде публично не говорил о том, что она не должна расшириться.
Collapse )