May 20th, 2016

Нет слов....

Что-то частенько я о Бельгии писать стала. И не потому, что испытываю к этой стране какую-то симпатию. Скорее наоборот--брезгливое отвращение.
То в бельгийской электричке по громкой связи какой-то остряк "пошутит": "Добро пожаловать в поезд, следующий в Освенцим. Всех евреев просят выйти в Бухенвальде!" (кстати, этот "подвиг" там же повторили в 2014 году, пригласив евреев "сойти на их станции Освенцим и принять там душ"), то профукают все предупреждения о готовящемся теракте и рванет в аэропорту, то, с маниакальным упорством, будут добиваться свободы террористу и убийце, выдвигая его на Нобелевскую премию мира...
Но об одном теракте хочется поговорить отдельно.
Этот теракт произошел 24 мая 2014 года в Брюсселе, в Еврейском музее. Около входа музей, который плохо просматривается со стороны улицы, террорист достал револьвер и произвел несколько выстрелов в помещение, а затем вытащил из сумки автомат и открыл огонь. Убив трех человек и тяжело ранив еще одного, он уложил оружие обратно в сумку и спокойно покинул место преступления. "По горячим следам" убийцу задержать не удалось. Террориста случайно поймали в Марселе, во время облавы на наркоторговцев...
(Может поэтому один из старших офицеров разведки США назвал методы работы бельгийской разведки "хреновыми" и сравнил сотрудников бельгийских служб безопасности с "детьми"? не знаю...)
Так вот. Среди убитых в этом теракте была семейная пара из Израиля--Эммануэль (ז"ל) и Мириам Риба (ז"ל).
Им было 54 и 53 года. Дома у них осталось две дочери, которым сейчас 15 и 17 лет--Шира и Аелет Риба.
Вчера стало известно о том, что правительство Бельгии отклонило просьбу об оказании финансовой помощи, поступившую от израильтянок Ширы и Аелет Риба, которые потеряли родителей во время теракта, совершенного в 2014 году в Еврейском музее Брюсселя.
Девочки, которые живут в Тель-Авиве, подали заявление с просьбой об оказании помощи спустя десять месяцев после теракта. Они просили выделить им 15.000 евро--стандартную сумму, которая выдается близким погибших без каких-либо дополнительных расследований.
Члены специальной комиссии, занимающейся такими вопросами, заявили, что не видят "экстренной необходимости" в выделении вспомоществования, поскольку такие просьбы должны подаваться в течение полугода с момента гибели близких.