lilofeia (lilofeia) wrote,
lilofeia
lilofeia

Categories:

Дмитрий Киселев переосмысливает искусство российской пропаганды

Newrepublic, Джошуа Яффа


Вечером 23 февраля, на следующий день после того, как украинский президент Виктор Янукович сбежал Киев посреди ночи, уступая власть протестующим на Майдане, Дмитрий Киселев был в особенно апокалиптическом настроении. Киселев является ведущим программы "Вести недели", которая выходит в эфир на государственном канале Rossiya, охват которого достигает 90% российской аудитории. Каждое воскресенье в течение двух часов, он рассуждает о своих многочисленных монстрах, фобиях и ненависти: вырождающийся Запад и предатели-либералы дома. В последние месяцы его шоу было целеустремленно зафиксировано на Украине, точнее, на том, как Киселев видит происходящее: фашистские захватчики, которые узурпировали власть в Киеве, опираясь на
машину НАТО. Этой ночью он заявил, что свержение поддержанного Путиным правительства Януковича, являет собой не что иное как "конец государственности" для Украины. Что страна теперь попадет под "внешнее управление", имея в виду теневые силы на Западе. "Со звездно голубым флагом Евросоюза, задымленная клубами дыма от горящих шин страна, погрузилась в состояние, в котором человеческая жизнь не стоит и гроша"...

Со времен протестов на Майдане, и особенно после падения Януковича, русское телевидение занимается пропагандистским натиском беспрецедентного в постсоветскую эпоху масштаба, намекая на мрачные подозрения о мотивах Запада на Украине или выдумывая их, а вмешательство самой России изображая как героический отклик на зов о справедливости. Киселев является наиболее громким, не говоря уже о театральной одаренности, героем в этой эфирной драме. К своим 60 годам, он обзавелся круглым, мягким лицом, у него коротко стриженные тонкие седые волосы и улыбка, которая одновременно ангелоподобная и угрожающая. Его стойка динамична и очень манерна--он ходит по съемочной площадке и акцентирует главное жестами рук и чрезмерной пантомимой. Его пальцы танцуют в воздухе или рука скользит по его телу... Он обвиняет проевропейских протестующих в Киеве в объявлении "войны России", называет ожесточенные столкновения между протестующими и полицией в декабре прошлого года, "совместным производством", заказанным и проплаченным Государственным Департаментом США. Время от времени, его речь может быть почти лирической, даже если ее содержание довольно зловеще, как тогда, когда он стоял перед большой фотографией ядерного гриба и напоминал зрителям, что Россия по-прежнему "единственная страна в мире способная превратить США в радиоактивный пепел".

Такие программы как у Киселева, помогают объяснить, почему, согласно опросу независимого Левада-центра, 67% россиян считают, что новое правительство в Киеве не является законным, а 85% считают крах режима Януковича переворотом. При этом, 92% опрошенных Левада-центром сказали, что телевидение было основным источником информации о событиях на Украине.

За пределами России Киселев более известен своими высказываниями о том, что геям и лесбиянкам "нужно запретить донорство крови, спермы, и, в случае дорожно-транспортного происшествия, их сердца должны быть либо похоронены либо кремированы, как непригодные для продления жизни". Он сделал это замечание в апреле 2012 года на ток-шоу, кто-то хлопнул одобрительно, но это высказывание обратило на себя широкое внимание только через год, сразу же после того, как в России был принят закон, запрещающий "гей пропаганду" в присутствии несовершеннолетних. С тех пор, Киселев потратил много времени, пытаясь объясниться. Это было "контролируется пламя, которое я использовал, чтобы зажечь дискуссию", сказал он в одном интервью. В другом интервью Киселев сказал, что проблема с гомосексуалистами "в том, что они ведут себя вызывающе, намеренно поощряя и провоцируя ситуацию таким образом, чтобы стать жертвами". Киселев не может не отпускать веселых шуточек, если, конечно, это правильное слово для них: в феврале он предположил, что памятник Иводзима похож на мужчин, занимающихся сексом. "Возбужденное подсознание может приписать все, что угодно",--сказал он и губы его сложились в самодовольной усмешке. "Присмотритесь: очень современная тема, не правда ли?"

Но истинной целью Киселева являются не миллионы зрителей, которые смотрят канал Rossiya--хотя его рейтинги высоки и никто не переплюнет его временной интервал--а горстка людей в Кремле, которые задают принятый тон политической культуре страны. Он экстравагантно хвалит Владимира Путина в эфире. По случаю шестидесятилетия президента в октябре 2012 года, Киселев выступил с двенадцати минутным панегириком, придя в нем к выводу, что "с точки зрения масштабов деятельности, Путин, как политик, сравним среди своих предшественников в ХХ веке, только Сталину". Но прежде всего, его шоу--это портал в самые темные, самые конспирологические побуждения текущей итерации путинизма. В течение долгих лет, Путин не имел никаких идеологических претензий к законности. Вместо этого, он позиционировал свою власть на улучшение судьбы России и повышение уровня жизни россиян. Но после его возвращения на пост президента в 2012 году, он попытался найти новую идею своему правлению, основанную на объединении консервативных ценностей, российской исключительности и чувстве, что страна находится под угрозой со стороны вредоносных посягательств Запада. Кризис на Украине, в котором Путин видит борьбу между Россией и Западом, только усиливает эти импульсы, а Киселев представляет это мировоззрение в его наиболее бескомпромиссном виде.

Однажды в понедельник, в декабре прошлого года, Путин подписал неожиданный указ, который "ликвидировал" РИА Новости, государственного медиа-агентства, несомненно, правительственного органа, с репутацией компетентности и профессионализма. Он распорядился создать новый государственный медиа монстр--Россия сегодня, с миссией улучшения имиджа России за рубежом и назначил Киселева его главой. Через несколько дней после анонса, Киселев отправился в штаб-квартире РИА Новости представиться своим журналистам. Он изо всех сил старался дистанцироваться от своего сценического образа и объяснил, что его телевизионный образ имеет "определенную театральность, инсценировку, гротеск". "Это не означает, что каждый из вас обязан воспроизводить все это в своей деятельности",--сказал он собравшимся.

Но через несколько минут, сотрудники начали спорить с Киселевым. Они задавали вопрос, например, смогут ли они по-прежнему беседовать с экспертами придерживающимися независимых взглядов, или как Киселев, должны будут разделять его отношение к этой власти и, как он выразился, "священному" Отечеству. Киселев стал заметно раздражен, и его речь стала жесткой и прерывистой. Объективность, он сказал журналистам, "это миф, что предложен и наложен на нас." Представьте себе, сказал он, молодой человек, который кладет руку на плечо девушке, и говорит: "Вы знаете, я давно хотел сказать вам, что я на самом деле думаю о вас". "Это то, что она ждет?",--спросил он. "Вряд ли." Таким образом он пришел к выводу, что "Россия нуждается в нашей любви".

То, что делает роль Киселева в государственной пропагандистской машине особенно примечательной, это то, что он пришел к известности противостоя советской цензуре. В январе 1991 года Михаил Горбачев сделал свой последний реакционный поворот направо, начав репрессии против демонстрантов в Литве. Советские войска стреляли в толпу собравшуюся около центральной телебашни в Вильнюсе, убив 14 человек. Киселев, тогда еще молодой ведущий популярной советской программы новостей, отказался читать отцензурированную версию событий и был изгнан из эфира. Евгения Альбац, главный редактор уважаемого либерального журнала The New Times, была молодой журналистом в то время. "Я уважаю то, что он сделал",--сказала она мне. "Это был очень трудный и смелый шаг, особенно для кого-то из его круга телеведущих." (В 1994 году литовское правительство дало ему медаль за его позицию, в апреле, президент Литвы Da Лия Грибаускайте отозвала его.)

Это не означает, что Киселев обязательно придерживался искренних демократических убеждений. Вполне возможно, что он просто показывал характер. Как и Путин и близкие к нему люди, он достиг совершеннолетия в 1970-х и 1980-х годах, во время, когда почти все уже давно перестали верить в коммунистическую идеологию и видели Советский Союз в виде загнивающего бардака. Большинство из этих людей не были готовы принять жизнь диссидентов, однако, они продолжали заигрыватьс государством--которое, по все возможности, могло принести в их жизнь относительные привилегии и комфорт. Это двоемыслие и породило порочный цинизм. Евгений Киселев (не родственник), уважаемый тележурналист, который уехал из Москвы в Киев в середине 2000-х, некоторое время работал с Дмитрием Киселевым на советском телевидении в конце 80-х. Он вспоминал, что иногда Дмитрий записывал радиопередачи, превознося чудеса горбачевской перестройки, а затем, минуту спустя, его можно было обнаружить в коридоре, отпускающим язвительные замечания перестройке и связанных с нею ценностей любому, кто будет слушать.

Все то же самое время, Киселев провел 1990-е годы в компании либеральных журналистов, амбициозной группе, которая была рада возможностям того, что по их мнению, новая страна может предложить. Альбац иногда встречала Киселева на неформальных либеральных дискуссиях в клубах, которые проходили в Москве. "Он был очень интересный, образованный, он говорил хорошо, думал хорошо; говорить с ним было всегда интересно",--сказала она мне. (Этой зимой, Киселев показал в своем эфире материал, в котором пытался дискредитировать Альбац, еврейку, тем, что показал ее портрет с некоторыми словами, написанными на иврите. "Я была ошеломлена",--сказал мне Альбац. Раньше, когда она его знала, "не было ничего расистского или националистического в том, что он говорил".)

Киселев изучал скандинавские языки в университете и был близок к Норвегии, в частности. Его первая выставка в начале 90-х, называнная "Окно в Европу", своего рода путешествие снятое в разных городах по всему континенту. Он построил дачу за пределами Москвы, которую Ирена Лесневская, главный редактор ТВ и СМИ, которая делала шоу с ним, описывает как "абсолютный кусок Скандинавии глубоко в лесу". Все это выглядело очень по-европейски, сказала она мне: "То, как он достал вино, как он держал стакан, как он выложил на стол еду, фотографии развешенные по всему дому...".

В 1999 году, благодаря его репутации независимого журналиста, продюсеры, работающие на BBC, просили Киселева отснять серию о журналистской практике в России. Его темой была этика. Киселев разглагольствовал о разнице между журналистами и "агитаторами", а также необходимости показывать "всю полноту мира." Анна Наринская, теперь--критик в газете Коммерсант, а тогда работающая продюсером серии, сказал мне, что его отношение, казалось подлинным. "В то время, это было не в его интересах, чтобы так говорить. Его конкуренты, которые были более известны и сильны, были ужасно предвзятыми",--сказала она. (Ей Киселев запомнился как глубоко несимпатичный тип, который неоднократно щупал другого продюсера, тоже женщину, во время съемок.) В серии для BBC, Киселев также выступал со страстной аргументацией против смешивания журналистики и пропаганды. "Люди, конечно, проглотят все",--говорил он. "Но если мы будем понижать планку и понижать нравственность, мы, в один прекрасный день, можем оказаться плещущимися в грязи, как свиньи и поедать друг друга, вместе с этой грязью, и ниже опуститься уже будет нельзя".

В 2000-х годах Путин начал свой ​​путь президента, но Киселев не пользовался большим спросом. Несмотря на весь его успех, он не пробился в верхний эшелон российского телеличностей, которым он завидовал в виду их для их выдающегося положения. Он был компетентным и квалифицированным, но ему не хватало органичной харизмы телезвезды. Это выглядело так, как будто его карьера остановилась; на некоторое время у него было очень мало работы на телевидении. Лесневская помнит его как "современного, слащавого, талантливого, но всегда завидующего".

К счастью для него, в то время, Украина только начала развивать свою собственную телевизионную индустрию. В 2001 году Киселев был нанят каналом ICTV, принадлежащим украинскому олигарху Виктору Пинчуку, на который была возложена ответственность за проведение нескольких программ и создание отдела новостей..

Киселев наслаждался жизнью в Киеве, получил вид на жительство в переоборудованном пансионе в лесистой местности за пределами города и купил красный Mini Cooper. В ICTV, он был неформальным и демократичным. Он обставил свой кабинет складными стульями из Ikea и настоял, чтобы его подчиненные обращались к нему неофициально, "Дима". Молодой персонал смотрел опытного журналиста из Москвы, который говорил о заимствовании стандартов журнала Time и BBC. Оксана Соколова, тогда младший корреспондент, рассказывала мне, что его подход был откровение для тех, кто изучал "марксистско-ленинскую школу журналистики". "Дима подарил нам нечто совершенно другое: как структурировать информацию, выбирать сторонних экспертов",--сказала она.

Киселев также мог быть жестким с государственными чиновниками. Он обхаживал генпрокурора Украины, который был избегал давать интервью. После того, как шальная ракета попала в жилой дом во время учений, Киселев призвал министра обороны уйти в отставку, что тот и сделал на следующий день. Александр Богуцкий, генеральный директор радиостанции, вспоминает, что он стоял перед редакцией и рассказыва сотрудникам канала: "Коллеги, давайте принимать решение. Мы уже в Европе. Начните Европу с себя. Живите, как если бы вы были уже в европейском сообществе".

Но потом пришли бурные выборы 2004-го--битва между Виктором Ющенко, прозападным соперником, и Виктором Януковичем, кандидатом-фаворитом от правящей партии, который был особо близок к Москве. Мошеннический подсчет голосов в пользу Януковича вызвал массовые протесты, которые вылились в Оранжевую Революцию. Именно в это время Киселев стал меняться и как босс и как хозяин.

Пинчук, глава ICTV, был женат на дочери Леонида Кучмы, президента Украины в то время. Кучма был резервным преемником Януковича и вскоре канал ICTV был избран в качестве пропагандистской платформы во время кампании. Возможно, тут Киселев и узрел свой шанс стать действительно влиятельной медийной фигурой или просто вошел в раж. Независимо от причины, он взял на себя эту работу с удовольствием. Это было незадолго до того, как он отказался от своей приверженности журналистской независимости и начал продвигать некоторые из теорий, которые сегодня стали его основными навязчивыми идеями--в частности, о том, что Ющенко и его союзники были русофобские агенты, находящиеся под влиянием Соединенных Штатов. Его комментарии в эфире стали пронзительными и параноидальными, вызывая возражения у многих сотрудников. Любой, кто пытался с ним спорить, по словам Соколовой, неизменно слышал: "Это--правильный путь и, парни, Вы просто ничего не понимаете".

После того, как Ющенко победил на президентских выборах, ICTV решил не продлевать свой контракт с Киселевым. "С тем имиджем, что он создал себе, он уже не мог там оставаться",--сказал мне Соколова. И так, Киселев вернулся в Москву. Он нашел работу на канале Rossiya, государственном канале, который является самым верным певцом линии партии. В августе 2012 года, Киселев был назначен ведущим программы "Вести недели" и в течение многих месяцев строил свой новый экранный имидж. Впервые в России, он стал по-настоящему и бесспорно известным.

В эти дни, Киселев (который отказался дать интервью для этой статьи) не уклонялся от слова "пропаганда", наоборот, он принимает этот термин. Как он сказал в интервью прокремлевской газете Известияи, "Вести недели" "способствуют, или, скорее, пропагандируют--не боюсь использовать это слово--здоровые ценности и патриотизм". Тем не менее, его версия пропаганды отличается от предшествующей советского периода. Советские новости и информационные программы были успокаивающими, предназначались для подавления любых негативных мыслей и успокаивали зрителя тем, что жизнь в коммунистической империи была мирной и оптимистичной. Советский диктор, объясняла Анна Качкаева, бывший телевизионный критик, а теперь профессор в Высшей школе экономики, был ответственным, "поддерживал спокойствие, выражал мало эмоций как евнух, читал по бумажке".

Но вернемся в те "доинтернетовские" времена, когда государственные СМИ предотвращали любое упоминание о сложных проблемах, когда большинство советских зрителей не знали ни о чем. Сегодня, конечно, плохая новость распространяетя с помощью других средств, и поэтому вместо того, чтобы игнорировать неудобные или спорные темы, Киселев эксплуатирует их для разжигания чувств общественности против врагов России. Проблемы гомосексуализма стали чем-то вроде любимой темы для Киселева. Критики государства получили подобное же отношение. Во время темы о российской "пятой колонне", например, Киселев обвинил Алексея Навального, лидера оппозиции, которого он по обыкновению сравнивает с Гитлером, и Сергя Пархоменко, редактора и активиста, в сговоре с Вашингтоном и Брюсселем для разработки списка россиян, подвергаемых санкциям на Западе. В мире Киселева, Россия не является ни безопасным местом, ни зрителем.

Киселев имеет один конкретный навык, это то, что называется prisposoblenets, русское слово для хитрого человека, который чувствует, что от него требуется и использует эти знания для личной выгоды. Как Гленн Бек, который взлетел к славе эксплуатируя опасения людей, которые чувствовали угрозу от избрания Барака Обамы, он продвинул свою карьеру кормя страхами свою аудиторию. "Это работает",--сказал один человек, который исследовал московские СМИ в течение многих лет. "Публике в Кремле это нравится, потому что это укрепляет и усиливает стилистические предпочтения государства".

В конце марта Европейский союз принял ряд санкций, отказав в выдаче виз и замораживании банковских счетов 21 российскому чиновнику за их участие в аннексии Крыма и разжигании беспорядков в Восточной Украине. Киселев был единственным журналистом в списке, как сказано, "центральной фигурой правительственной пропаганды в поддержку развертывания российских войск на Украине". Это было описание, против которого Киселев и сам не смог бы возразить. "Информационные войны",--сказал он в интервью,--стали "основным видом боевых действий".

Поскольку влияние Киселева выросло, некоторые стали называть его современным "министром пропаганды", но это преувеличивает его власть. Он не устанавливает политику, он лишь добавляет уродливый максималистский блеск решениям, принятым в другом месте. Как Качкаева сказала мне, он "лицо, знак, метафора, символ", направленный, в первую очередь, России внутрь. При Путине, после 1991, Россия по существу, отбросила все усилия по интеграции с Западом и перешла от запудривания мозгов "демократическими ценностями" на публике к их нарушениям на практике. Путинскую Россию мало волнует ее место в западном миропорядке, она фетишизирует остракизм, которому подвергается. И тот факт, что Кремль поставил во главе "России сегодня" Киселева, имеющего дурную репутацию за границей, дает понять: "либо весь проект задуман как антагонистический, либо Путин и его окружение просто относятся к этому безразлично".

Многие из профессиональных журналистов, которые работали на РИА Новости оставили агентство Rossiya Segodnya, и служба новостей приобрела более политическую окраску. Одна недавняя статья передавала требование от сил повстанцев в восточной Украине для бойцов-добровольцев, в том числе, квалифицированных танкистов. В прошлом месяце Киселев прикрыл вещание Голоса Америки, сказав: "Мы не собираемся сотрудничать с радио спамеров." Он обрушился с критикой на санкции ЕС со страниц Guardian, где изобразил себя праведной жертвой. В отличие от Европы, по его словам, Россия не ставит "никаких правительственных ограничений" на "свободу слова". Качестве примера он сослался на независимый кабельный канал Дождь, который, кстати, находится под угрозой закрытия, из-за постоянного давления, которое берет свое начало в Кремле. Киселев также обвинил Евросоюз в лицемерии, отметив, что, введение против него санкций из-за трансляции пропаганды (которая не является незаконной в соответствии с международным правом), было нарушение его право на свободу слова (которая находится под защитой международного права). Это один из его немногих, но убедительных аргументов. Идея, что правительства будут вводить разделение на информацию и пропаганду, вызовет дискомфорт у многих журналистов.

Это был классический ход Киселева: попытка опорочить либеральный европейский проект в глазах россиян и довести его защитников до бессильной ярости. Мол, Европа--ничем не отличается от нас, и уж тем более, не лучше, он как бы говорил: все правительства ведут себя подобным образом. И этот всеобъемлющий цинизм, возможно, станет самым прочным его достижением, большим, чем воинствующая паранойя или подстрекательство к войне. Созерцание его шоу, создает у зрителя удручающее впечатление, что никто не объективен, все скомпрометированы, а любой, кто пытается разобраться в событиях, служит одной из сторон конфликта. Как сказал бы "ранний" Киселев " "Мы все в грязи сейчас".
Tags: пресса
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments